Мифы народов мира

www.mythology.ru

Песнь о Роланде. Страница 2.

 

XI

 

                        Прекрасен день, закат огнем горит.

                        В конюшню белых мулов отвели.

                        Карл приказал в саду шатер разбить,

                        Десятерых послов в нем поместил,

                        Двенадцать добрых слуг приставил к ним.

                        Проспали там посланцы до зари.

                        Встал Карл с рассветом, в церковь поспешил,

                        Все утро у святой обедни был,

                        Потом в саду сел под сосной в тени

                        И звать баронов на совет велит:

                        Он не привык вершить дела без них.

                        Аой!

 

 

 

XII

 

                        Карл-император под сосной воссел.

                        Сошлись к нему бароны на совет:

                        Турпен-архиепископ, дук Ожье,

                        С племянником Анри Ришар, что сед,

                        Граф Аселен, гасконский удалец,

                        Жерен, Тибо из Реймса и Жерье.

                        Пришел с Тибо Милон, его кузен[18 - Турпен-архиепископ – епископ Реймский (753—794), лицо историческое; пользовался покровительством Карла Великого, но об участии его в доходах ничего не известно. Вслед за «Песнью о Роланде» проник и в другие эпические поэмы.Ожье – герой французского эпоса Ожье Датчанин; в эпопее «Подвиги Ожье» подробно рассказано о его враждебности к Карлу, а затем о его подвигах и заслугах перед Францией. Неизвестно, причисляется ли Ожье к пэрам.Ришар – нормандский герцог Ришар I Старый (ум. в 996 г.).Анри, его племянник, Аселен, Тибо из Реймса и Милон – неизвестны.],

                        И граф Роланд явился им вослед.

                        С ним знатный и отважный Оливье.

                        За тысячу собралось человек.

                        Пришел и Ганелон, предавший всех.

                        Созет тот стал причиной многих бед.

                        Аой!

 

 

 

XIII

 

                        Промолвил император Карл: «Бароны,

                        Прислал послов Марсилий Сарагосский.

                        Он мне сулит даров богатых много

                        – Верблюдов и медведей, львов и гончих,

                        Да соколов линялых десять сотен,

                        Да золотой казны на мулах столько,

                        Чтоб ею пятьдесят возов наполнить.

                        Взамен он просит, чтоб домой ушел я.

                        Прибыть клянется в Ахен вслед за мною.

                        Он примет там крещение святое

                        И в лен от нас свой край получит снова.

                        Но, может быть, он обмануть нас хочет».

                        Французы молвят: «Будем осторожны».

                        Аой!

 

 

 

XIV

 

                        Король умолк: он все сказал совету.

                        Но не одобрил граф Роланд той речи,

                        Поднялся с места. Карлу стал перечить.

                        Он говорит: «Марсилию не верьте.

                        Семь лет воюем мы в испанских землях.

                        Коммибль и Нопль добыл я вам в сраженьях,

                        Завоевал и Пину и Вальтерну,

                        Взял Балагет, Севилью и Туделу[19 - Коммибль – название сильно искаженное; возможно, какая-нибудь деревня в северной Испании. Некоторые иноземные версии дают здесь: Моринда.Нопль – Ноблехас близ Толедо (Тавернье) или Напаль близ Барбастро.Пина – неизвестна.Вальтерна – сарацинский замок в 95 км от Сарагосы.Тудела (Tu?le) – город или селение между Ронсевалем и Сарагосой.Севилья – вероятно, Севиль, крепость в горах близ Барбастро.].

                        Марсилий же и раньше был изменник.

                        Прислал он к вам пятнадцать мавров прежде.

                        Из них нес каждый по масличной ветви.

                        Вели они пред вами речи те же,

                        Просили так же вы у нас совета,

                        И мы, глупцы, поверили их лести.

                        Послали вы двух ваших графов смелых,

                        Базана и Базилия, к неверным.

                        Марсилий их в Альтилье казни предал[20 - Базан, Базилий. – Возможно, что существовало какое-то сказание о послах Карла Великого, осужденных язычниками на смерть. Во франко-итальянской поэме XIV в. «Взятие Пампелуны» говорится сначала о двух послах – Базане и Базилии, но затем появляется третий – Балдуин, который срывает с Марсилия корону, приносит ее Карлу и умирает у его ног. В других итальянских версиях встречаются несколько отклоняющиеся варианты сказания, что указывает на широкое его распространение.Альтилья (исп. altilla) – «возвышенность», «холм».].

                        Как встарь, арабов без пощады бейте,

                        Ведите рать на Сарагосу-крепость,

                        Под нею стойте хоть до самой смерти,

                        Но отомстите за послов злодею».

                        Аой!

 

 

 

XV

 

                        Карл-император головой поник,

                        Мнет бороду и теребит усы,

                        Племяннику ответить не спешит.

                        Не промолчал лишь Ганелон один,

                        Поднялся с места, на ноги вскочил

                        И королю бесстрашно говорит:

                        «Поверьте не Роланду – он кичлив,

                        Не мне, не прочим, а ушам своим.

                        Желает заключить Марсилий мир,

                        Вам руки в руки, как вассал, вложить[21 - Вам руки в руки, как вассал, вложить. – Обряд принесения вассальной присяги сопровождался символическим актом: вассал, стоя на коленях, вкладывал свои руки в руки сеньора.],

                        И в лен у вас Испанию просить,

                        И в нашу с вами веру перейти.

                        Кто вас к отказу пробует склонить,

                        Тот ни во что не ставит нашу жизнь.

                        Не слушайте вы тех, кто горделив.

                        Лишь мудрость вами пусть руководит».

                        Аой!

 

 

 

XVI

 

                        Встает Немон[22 - Немон (именит, пад. Naimes, косв. пад. Naimon) – вымышленный персонаж, тип мудрого советника.], он седовлас и стар,

                        Но самый славный при дворе вассал.

                        Он молвит королю: «Разумен граф.

                        Благой совет он подал вам сейчас.

                        Не надо просьбу мавра отвергать.

                        Войну король Марсилий проиграл.

                        Его твердыни вы сожгли дотла,

                        Баллисты ваши их смели во прах.

                        Он потерял и рать и города.

                        Пощады просит ныне он у вас,

                        И вам ему грешно ее не дать.

                        Должны вы отрядить к нему посла.

                        Коль он готов заложников прислать,

                        Великую войну кончать пора».

                        Французы восклицают: «Герцог прав!»

                        Аой!

 

 

 

XVII

 

                        «Прошу, бароны, дайте мне совет,

                        Кого послать к Марсилию теперь».

                        Сказал Немон: «Дозвольте ехать мне.

                        Прошу у вас перчатку я и жезл».

                        Король в ответ: «Вы здесь умнее всех.

                        Клянусь седою бородой моей,

                        Вас ни за что не отпущу в отъезд.

                        Пока вас не зовут, извольте сесть».

 

 

 

XVIII

 

                        «Бароны, я от вас совета жду,

                        Кого послать к Марсилию могу».

                        Роланд промолвил: «Я отправлюсь в путь».

                        Граф Оливье в ответ: «Не быть тому.

                        Надменны вы, ваш нрав не в меру крут.

                        Вы ссору там затеете, страшусь.

                        Коль королю угодно, я пойду».

                        «Молчите оба! – крикнул Карл ему.

                        – Ни одного из вас не отпущу.

                        Усами вам и бородой клянусь,

                        Посла из пэров я не изберу».

                        Французы стихли и молчат вокруг.

 

 

 

XIX

 

                        Тогда Турпен из Реймса с места встал.

                        Он говорит; «Нельзя баронов слать.

                        Семь лет они воюют этот край

                        – Хлебнули горя и лишений всласть.

                        Жезл и перчатку мне прошу вас дать.

                        Я ваш ответ доставлю мавру сам

                        Да погляжу, каков наш враг с лица».

                        Король прикрикнул на него в сердцах:

                        «Сесть на ковер приказываю вам.

                        Извольте, коль я не спросил, молчать».

                        Аой!

 

 

 

XX

 

                        Сказал король: «Отважные бароны,

                        Меж вами укажите мне такого,

                        Кто быть послом к Марсилию достоин».

                        Роланд ответил: «Ганелон, мой отчим».

                        Французы молвят: «Он на это годен.

                        Посла меж нас вы лучше не найдете».

                        Тут стало страшно графу Ганелону.

                        Он плащ, подбитый горностаем, сбросил,

                        Остался только в шелковом камзоле.

                        Лицом он горд, сверкают ярко очи,

                        Широкий в бедрах стан на диво строен.

                        Граф так хорош, что пэры глаз не сводят.

                        Роланду молвит он: «Безумец злобный,

                        Известно всем и так, что я – твой отчим.

                        Из-за тебя к Марсилию я послан,

                        Но коль вернуться мне господь поможет,

                        Тебе за все воздам я так жестоко,

                        Что будешь ты меня до смерти помнить».

                        Роланд в ответ: «С ума свела вас гордость:

                        Все знают, что не страшны мне угрозы.

                        Кто всех мудрей, тот быть послом и должен.

                        Но я вас заменю, коль Карл позволит».

                        Аой!

 

 

 

ХХI

 

                        «Мне, – молвил Ганелон, – ты не замена:

                        Тебе я не сеньер, а ты не ленник.

                        Мне отдал император повеленье,

                        В град Сарагосу к маврам я поеду,

                        Наделаю безумств я у неверных,

                        Чтоб отвести хотя б немного сердце».

                        Роланд услышал, закатился смехом.

                        Аой!

 

 

Поиск

Protected by Copyscape Duplicate Content Detector