Мифы народов мира

www.mythology.ru

Песнь о Роланде. Страница 3.

 

ХХII

 

                        Роландов смех услышал Ганелон.

                        От злобы сердце у него зашлось.

                        Едва без чувств не пал на землю он.

                        И молвит графу: «Знай, я недруг твой:

                        Ты виноват, что избран я послом.

                        Я – перед вами, праведный король,

                        Исполнить вашу волю я готов».

                        Карл говорит: «Сердиться вам грешно».

                        Аой!

 

 

 

ХХIII

 

                        «Я вижу, к маврам надо ехать мне.

                        Кто послан к ним, тому возврата нет.

                        Король, на вашей я женат сестре.

                        Красавец сын у нас родился с ней.

                        То – Балдуин, он будет удалец.

                        Я вас прошу ему отдать мой лен,

                        А мне уж сына не видать вовек».

                        «Не в меру нежны вы, – король в ответ.

                        – Пора вам ехать, раз я повелел».

                        Аой!

 

 

 

ХХIV

 

                        Король сказал: «Приблизьтесь, Ганелон,

                        Чтоб жезл с перчаткой вам вручить я мог.

                        Вы слышали, избрали вас послом».

                        Граф говорит: «Роланд всему виной.

                        Он будет ненавистен мне по гроб,

                        Я враг и Оливье, с кем дружит он,

                        И пэрам вашим, любящим его.

                        Бросаю им при вас я вызов свой».

                        Король в ответ: «Умерьте вашу злость.

                        Пойдете вы, раз приказал король».

                        «На смерть пойду я, как Базан пошел

                        И с ним Базилий, брат его родной».

                        Аой!

 

 

 

XXV

 

                        Король снимает правую перчатку.

                        Но скрыться рад бы Ганелон подальше.

                        Перчатку он берет, роняет наземь.

                        Все молвят: «Что же будет, о создатель?

                        Посольство это нам сулит несчастье».

                        «Увидим», – Ганелон им отвечает.

 

 

 

XXVI

 

                        «Дозвольте ехать, – молвил Ганелон.

                        – Пора мне в путь, как требует мой долг».

                        Король ответил: «С вами я и бог».

                        Затем посланца осенил крестом,

                        Жезл протянул ему, вручил письмо.

 

 

 

XXVII

 

                        Граф Ганелон ушел в шатер к себе,

                        Весь воинский припас пересмотрел,

                        Облекся в наилучший свой доспех,

                        Златые шпоры на ноги надел,

                        К бедру привесил добрый меч Морглес,

                        Сел на Ташбрюна-скакуна[23 - У знаменитых воинов было в обычае давать личные имена своим мечам и коням. Имя меча Ганелона Морглес не поддается переводу. Имя его коня Ташбрюн означает «коричневый в яблоках».] затем,

                        А стремя подал дядя Гюннемер.

                        Вкруг рыцари стоят в слезах, в тоске.

                        Все молвят: «Граф, послали вас на смерть.

                        Давно вы состоите при дворе.

                        Считают вас бароном славным здесь.

                        Того, кто вас послом избрать посмел,

                        Сам Карл не защитит, не минет месть.

                        Вас граф Роланд был должен поберечь:

                        Ведь родом вы столь знатный человек.

                        Мы все поедем, граф, за вами вслед».

                        «Бог упаси! – им Ганелон в ответ.

                        – Погибнуть лучше одному, чем всем.

                        Как будете опять в родной стране,

                        Вас кланяться прошу жене моей;

                        И Пинабелю: он мой друг и пэр;

                        И Балдуину: я ему отец.

                        Он ваш сеньер, его покинуть – грех».

                        И поскакал дорогою своей.

                        Аой!

 

 

 

XXVIII

 

                        Вот граф в тени олив высоких скачет.

                        С ним рядом сарацинские посланцы:

                        Нарочно Бланкандрен позадержался.

                        Беседу мавр заводит ловко с графом

                        И говорит ему: «Дивлюсь я Карлу.

                        Апулию с Калабрией он занял,

                        Смирил он за соленым морем англов,

                        Петру святому дань платить заставил[24 - Это неверно: Карл Великий ни Апулии, ни Калабрии никогда не покорял. На границах этих областей его власть кончалась. В Англию Карл Великий тоже никогда не вторгался.Петру святому дань – ежегодный взнос по одному пенингу с «дыма» (жилья) в пользу папского престола (папа – наместник святого Петра); но налог этот был введен в Англии, конечно, не Карлом, а одним из англо-саксонских королей.].

                        Но для чего пришел он в земли наши?»

                        Ответил граф: «Так, видно, он желает.

                        С ним не под силу никому тягаться».

                        Аой!

 

 

 

XXIX

 

                        Араб сказал: «Французы благородны,

                        Лишь те из вас, вельмож французских, злобны,

                        Кто Карла подстрекает на раздоры,

                        Зря и его, и весь народ тревожит».

                        Граф отвечает: «Нет у нас подобных.

                        Один Роланд себе позора хочет.

                        Скрывался раз король в тени от зноя.

                        Его племянник в панцире подходит.

                        Он только что разграбил Каркасону[25 - Он только что разграбил Каркасону. – Каркасона – город в южной Франции. Существует средневековая латинская повесть «Деяния Карла Великого у Каркасоны и Нарбонна» (точно датировке не поддается), где Роланд завоевывает Сардинию (!) и Барселону, убивает сарацинских витязей Бальдрага и Тимиза и совершает еще ряд других подвигов. Марсилий спасается бегством, и стены Каркасоны падают перед Карлом.].

                        Румяный яблок[26 - Яблок – символ императорской власти («держава»).] Карлу он подносит.

                        „Вот так же, государь; – он дяде молвит,

                        – Я поднесу вам разом все короны“.

                        Укоротить ему пора бы норов.

                        Он каждый день рискует головою.

                        Убить его – и прекратятся войны».

                        Аой!

 

 

 

XXX

 

                        «Жесток Роланд! – воскликнул сарацин.

                        – Ужель он хочет всех поработить

                        И страны все завоевать решил?

                        Где рать ему для этого найти?»

                        Ответил Ганелон: «Французы с ним.

                        Они ему верны, и он им мил.

                        Он не жалеет золота для них.

                        Им брони, мулов, шелк, коней дарит.

                        Готов он сделать все, что Карл велит,

                        – Хоть до Востока покорить весь мир».

                        Аой!

 

 

 

XXXI

 

                        Так ехали араб и Ганелон,

                        Пока не поклялись друг другу в том,

                        Что им Роланд заплатит головой.

                        Вот в Сарагосу прискакал посол.

                        Сошел с коня у тиса, пред дворцом.

                        Стоит там под сосной, в тени, престол.

                        Парчой александрийской[27 - Вплоть до XV в. Александрия была крупнейшей поставщицей ценных тканей в Западную Европу.] устлан он.

                        Сидит король Испании на нем.

                        Арабов двадцать тысяч вкруг него.

                        Но слова вслух не вымолвит никто:

                        Всем новости услышать невтерпеж.

                        Тут входят Бланкандрен и Ганелон.

 

 

 

XXXII

 

                        Вот Бланкандрен к престолу подступил,

                        С послом перед Марсилием стоит

                        И молвит: «Пусть вас Магомет хранит

                        И Аполлен, которого мы чтим.

                        Я вашу волю Карлу изложил,

                        Но лишь воздел в ответ он руки ввысь

                        И бога восхвалил от всей души.

                        К вам этот граф французский послан им.

                        Он знатен и у короля в чести.

                        Пусть скажет, что привез, – войну иль мир».

                        Послу Марсилий молвил: «Говори».

                        Аой!

 

 

 

XXXIII

 

                        Ответ успел обдумать Ганелон

                        И речь повел, как человек с умом:

                        Не в первый раз он был уже послом.

                        Он говорит: «Пусть вас хранит господь,

                        Преславный, чтимый всеми нами бог.

                        Вам объявляет Карл, владыка мой:

                        Коль примете святой закон Христов,

                        Даст в лен вам пол-Испании король.

                        А коль не согласитесь вы на то,

                        Схватить вас и связать прикажет он.

                        Вас в стольный Ахен увезут потом.

                        Там вынесут вам правый приговор.

                        Там ждут вас суд, и гибель, и позор».

                        Пришел король арабский в гнев большой,

                        Дрот златоперый над послом занес,

                        Но удержал его синклит вельмож.

                        Аой!

 

 

 

XXXIV

 

                        В лице Марсилий изменился разом.

                        Он потрясает дротом над посланцем.

                        Граф это видит, меч рукой хватает.

                        Его из ножен вынул на два пальца

                        И говорит: «Ты светел и прекрасен.

                        Пока тобой, мой меч, я препоясан,

                        Наш император про меня не скажет,

                        Что смерть один я принял в чуждом крае:

                        Со мной погибнут лучшие из мавров».

                        Кричат арабы: «Развести их надо».

 

 

 

XXXV

 

                        Синклит вельмож Марсилия унял.

                        Король арабский сел на трон опять.

                        И альгалиф[28 - Альгалиф (букв: «наместник пророка») – титул арабских государей. Но певец, видимо, совершенно не понимая этого слова, делает «альгалифа» дядей и вассалом мелкого арабского царька в Испании.] воскликнул: «Так нельзя!

                        Дрот на посла заносите вы зря.

                        Вы не грозить должны ему, а внять».

                        Промолвил граф: «Стерплю обиду я,

                        Но не заставит замолчать меня

                        Все золото, что в ваших есть краях,

                        Все, чем богаты суша и моря.

                        То, что услышал я от короля,

                        Его врагу скажу я, не чинясь».

                        На землю шубу сбросил граф с себя,

                        На ней парчою крыты соболя,

                        И Бланкандрен спешит ее поднять.

                        Лишь меч посол не разрешает взять, —

                        Рукою правой сжал он рукоять.

                        «Вот смелый рыцарь!» – мавры говорят.

                        Аой!

 

 

 

XXXVI

 

                        К Марсилию подходит Ганелон

                        И молвит: «Зря вас обуяла злость.

                        Велит сказать вам Франции король,

                        Чтоб обратились вы в закон Христов.

                        В лен даст вам полстраны испанской он,

                        А полстраны Роланд себе возьмет.

                        Ваш соправитель будет крут и горд[29 - Это лживое заявление Ганелона было впоследствии истолковано как выражение действительного намерения Карла сделать Роланда королем Испании. Особенно это чувствуется в итальянских версиях легенды.].

                        А коль вам не по нраву мир такой,

                        На Сарагосу Карл пойдет в поход,

                        Прикажет вас схватить, связать силком

                        И в стольный Ахен увезет с собой.

                        Вас не посадят в доброе седло,

                        Не повезут вас мул, лошак иль конь —

                        На кляче вы поедете верхом,

                        А в Ахене проститесь с головой.

                        Вот что вам пишет император мой».

                        Сказал – и мавру протянул письмо.

 

 

Поиск

Protected by Copyscape Duplicate Content Detector