Мифы народов мира

www.mythology.ru

Песнь о Роланде. Страница 1.

 

 

 

I

 

                        Король наш Карл, великий император,

                        Провоевал семь лет в стране испанской.

                        Весь этот горный край до моря занял,

                        Взял приступом все города и замки,

                        Поверг их стены и разрушил башни,

                        Не сдали только Сарагосу мавры.

                        Марсилий-нехристь там царит всевластно,

                        Чтит Магомета, Аполлона славит,

                        Но не уйдет он от господней кары.

                        Аой!

 

 

 

II

 

                        Однажды в зной Марсилий Сарагосский

                        Пошел искать прохлады в сад плодовый

                        И там прилег на мраморное ложе.

                        Вкруг – мавры: тысяч двадцать их и больше.

                        Он герцогам своим и графам молвит:

                        «Узнайте, господа, о нашем горе:

                        Карл-император нам грозит разгромом.

                        Пришел из милой Франции он с войском.

                        А у меня нет силы для отпора,

                        И не хватает мне людей для боя.

                        Совет подайте, мудрые вельможи,

                        Как избежать мне смерти и позора».

                        В ответ ему язычники – ни слова.

                        Не промолчал лишь Бланкандрен Вальфондский.

 

 

 

III

 

                        Блистал меж мавров Бланкандрен умом,

                        На поле битвы был боец лихой,

                        Советом рад сеньеру был помочь.

                        Он говорит: «Оставьте страх пустой.

                        Отправьте к Карлу-гордецу послов,

                        Клянитесь другом быть ему по гроб.

                        Пошлите в дар ему медведей, львов,

                        Псов, соколов линялых десять сот,

                        Верблюдов, мулов с золотой казной,

                        Что не свезут и пятьдесят возов.

                        Наемникам пускай заплатит он.

                        Довольно нас он разорял войной,

                        Пора ему вернуться в Ахен вновь.

                        Скажите, что в Михайлов день святой

                        Там примете и вы завет Христов

                        И Карлу честным станете слугой.

                        Захочет он заложников – пошлем.

                        Хоть двадцать их отправим в стан его.

                        Не пожалеем собственных сынов,

                        Пошлю я первый на смерть своего.

                        Уж лучше там им положить живот,

                        Чем нам утратить славу, земли, кров

                        И побираться с нищенской сумой».

                        Аой!

                        (Язычники в ответ: «Совет хорош».)

 

 

 

IV

 

                        Воскликнул Бланкандрен: «Моей десницей

                        И бородой, что мне на грудь спустилась,

                        Я вам клянусь, французы лагерь снимут,

                        Во Францию уйдут, в свой край родимый,

                        И разбредутся по родным жилищам.

                        Карл в Ахен, град свой стольный, возвратится,

                        Дождется дня святого Михаила,

                        Отпразднует его, но сроки минут,

                        А он о нас словечка не услышит.

                        Горяч и в гневе лют король спесивый,

                        С плеч голову заложникам он снимет.

                        Но лучше уж им головы лишиться,

                        Чем потерять нам край испанский милый

                        Да горе мыкать, как бездомным нищим».

                        Язычники в ответ: «Он прав, как видно».

 

 

 

V

 

                        Совет Марсилий распустил тогда.

                        К нему Кларен из Балагета зван,

                        Эстрамарен и Эдропен спешат,

                        И Приамон, и бородач Гарлан,

                        С Магеем-дядей Машине-смельчак,

                        Мальбьен Заморский, Жоюнье-силач

                        И Бланкандрен, что мастер речь держать.

                        Марсилий всем злодеям так сказал:

                        «Отправьтесь к Карлу спешно, господа.

                        Он осаждает Кордовусейчас.

                        Несите ветвь масличную в руках

                        – Смирения и дружелюбья знак.

                        Коль с королем вы. примирите нас,

                        Я серебра и золота вам дам,

                        Земель, феодов, всякого добра».

                        Они в ответ: «Заслужим, государь».

                        Аой!

 

 

 

VI

 

                        Тогда совет Марсилий распустил,

                        Сказал вассалам: «Доброго пути!

                        Пора вам наломать ветвей с олив

                        И ехать Карла-короля просить,

                        Чтоб нас он бога ради пощадил.

                        Не минет месяц, как вослед за ним

                        Явлюсь я с тысячью людей моих.

                        Пусть Карл велит их и меня крестить,

                        И буду я ему слугой всю жизнь.

                        А коль нужны заложники – дадим».

                        Воскликнул Бланкандрен: «То нам с руки!»

                        Аой!

 

 

 

VII

 

                        Велит привесть Марсилий мулов белых:

                        Король Сватильский в дар прислал их десять

                        На каждом золоченая уздечка.

                        Послы в серебряные седла сели

                        И в руки взяли по масличной ветви.

                        Злодеи к королю французов едут.

                        Ему от козней их не уберечься.

                        Аой!

 

 

 

VIII

 

                        Карл император радостен и горд:

                        Взял К?рдову он штурмом, башни снес,

                        Баллистами своими стены смел,

                        Рать оделил добычею большой

                        – Оружьем, золотом и серебром.

                        Язычников там нет ни одного:

                        Кто не убит в бою, тот окрещен.

                        Сидит в саду плодовом наш король.

                        При нем Роланд и Оливье-барон,

                        Спесивец Ансеис, и дук Самсон,

                        И Жоффруа, Анжу его феод,

                        В сраженьях знамя Карла он несет,

                        Жерен, Жерье, бойцов отборных сонм

                        – Всего пятнадцать тысяч храбрецов.

                        Одни расселись на шелках ковров,

                        Другие в зернь играют за столом;

                        Кто стар – склонен над шахматной доской;

                        Кто юн – потешным боем увлечен.

                        Там, где цветет шиповник, под сосной,

                        Поставлен золотой чеканный трон.

                        Карл, Франции король, сидит на нем.

                        Седоволос он и седобород,

                        Прекрасен станом, величав лицом.

                        Издалека узнать его легко.

                        Сошли с коней послы, узрев его,

                        Как должно, отдают ему поклон.

 

 

 

IX

 

                        Вот первым Бланкандрен заговорил.

                        Он молвит Карлу: «Пусть вас бог хранит,

                        Преславный бог, кого должны мы чтить!

                        Король Марсилий вам сказать велит:

                        Он понял, что закон ваш благ и чист,

                        И предлагает вам дары свои

                        – Верблюдов, львов, медведей, псов борзых

                        Да десять сот линялых ловчих птиц.

                        Пришлет на мулах столько он казны,

                        Что в пятьдесят возов не уместить.

                        У вас довольно будет золотых,

                        Чтоб заплатить наемникам своим.

                        Немало лет у нас вы провели.

                        Пора уже вам в Ахен ваш уйти.

                        Вослед туда придет мой господин».

                        Воздел наш император руки ввысь,

                        Чело в раздумье долу опустил.

                        Аой!

 

 

 

X

 

                        В раздумье Карл не поднимал чела

                        И долго, в землю взор вперив, молчал!

                        Ответ любил он взвесить не спеша.

                        Потом сурово глянул на посла

                        И так промолвил: «Речь твоя красна,

                        Но ваш Марсилий – мой заклятый враг.

                        Какую можешь ты поруку дать,

                        Что не солгали мне твои уста?»

                        «Заложников дадим, – ответил мавр.

                        – Найдем вам хоть десяток их, хоть два.

                        Их к вам отправят первые меж нас.

                        Пошлю и сам я сына хоть на казнь.

                        Вернитесь в Ахен, в свой дворец, назад.

                        Король мой в день спасенья на водах,

                        В Михайлов день, к вам явится туда

                        И в ваших богом созданных ключах

                        Воспримет, как сказал, закон Христа».

                        «Дай бог ему спастись!» – воскликнул Карл.

                        Аой!

 

 

Поиск

Protected by Copyscape Duplicate Content Detector