Мифы народов мира

www.mythology.ru

Песнь о Роланде. Страница 17.

 

 

CCXXIX

 

                        «Любезный сын Мальприм, – эмир сказал,

                        – Вчера погибли славный граф Роланд,

                        И Оливье, что именит и храбр,

                        И пэры, коих Карл любил всегда,

                        И с ними в двадцать тысяч копий рать,

                        За тех, кто жив, перчатки я не дам.

                        Сомненья нет, вернулся Карл назад.

                        Сириец из разъезда мне сказал,

                        Что рать разбил на десять полчищ Карл.

                        Мчат впереди два смелые бойца.

                        Трубят они в трубу и в Олифан,

                        Ведут пятнадцать тысяч христиан,

                        Из юношей составлен тот отряд.

                        Детьми своими Карл их любит звать.

                        Разить они жестоко будут нас».

                        Мальприм ему: «Дозволь мне бой начать».

 

 

 

CCXXX

 

                        «Любезный сын Мальприм, – эмир в ответ,

                        – Я так и поступлю, как ты хотел.

                        Иди и христиан нещадно бей.

                        Пойдут с тобою перс, король Торле,

                        И Дапамор, князь лютичских земель[143 - Дапамор, князь лютичских земель – неизвестен. Лютичи – славянское племя, жившее между Одером, Балтийским морем и Эльбой (Померания). Карл Великий несколько раз воевал с ними. В X—XI вв. германские феодалы упорно стремились обратить лютичей в христианство, но лишь в XII в. это им удалось.].

                        Знай, если ты собьешь с французов спесь,

                        В лен дам тебе я часть страны моей

                        – От Кайруана и по Маракеш[144 - От Кайруана и по Маракеш. – Кайруан – город в Тунисе, место паломничества мусульман. Маракеш – город в Марокко.]».

                        Мальприм сказал: «Благодарю, отец».

                        И принял во владение удел.

                        Король Флори[145 - Флори – неизвестен. Вся история с передачей земли не совсем понятна. Дальше наряду с подлинными именами народов перечисляется ряд фантастических племен, которыми певец в стиле всего эпизода с Балиганом, видимо, старается изумить слушателей.] в то время им владел.

                        Увы, Мальприму не пришлось вовек

                        Тот лен узреть и там на трон воссесть.

 

 

 

CCXXXI

 

                        Эмир спешит объехать ратный строй,

                        За ним наследник – ростом он высок.

                        А перс Торле и лютич Дапамор

                        Выводят рать из тридцати полков.

                        Людей в них столько, что и не сочтешь,

                        – В слабейшем тысяч пятьдесят бойцов.

                        Полк первый – ботентротцы на подбор.

                        Набрал эмир мейсинов во второй:

                        Люд этот волосат, большеголов,

                        Щетиной весь, как кабаны, зарос.

                        Аой!

                        Нубийцев, русов в третий полк он свел.

                        Боруссов и славян – в четвертый полк.

                        Сорабы, сербы – пятый полк его.

                        Берут армян и мавров в полк шестой,

                        Иерихонских жителей в седьмой.

                        Из черных негров состоит восьмой.

                        Из курдов – полк девятый целиком.

                        В десятом – из Балиды[146 - Ботентротцы. – Ботентрот – название горного прохода в Каппадокии, на сухом пути из Малой Азии в Палестину, приобретшего известность в Европе в эпоху крестовых походов (когда возник весь эпизод с Балиганом). Ботентрот рано подвергся смешению с Бутинтро на Эпирском побережье, напротив Корфу. В Бутинтро, согласно апокрифу, был в детстве воспитан Иуда Искариотский, занесенный туда морским течением.Мейсины – быть может, полабские славяне, жившие по верховьям Эльбы, или славянское племя мильчан (?).Русы. – В Венецианской рукописи на этом месте стоит «Ros», то есть «Русь» (!).Боруссы – прибалтийское племя.Сорабы – вероятно, сербы. Сербы. – добавлены, может быть, для аллитерации.Армяне и мавры – в их обычном этническом смысле.Иерихонские жители (?). – Возможно, это лишь библейская формула.Негры – вероятно, в общепринятом смысле.Курда – в тексте «гросы»; обе попытки истолковать их как курдов и как грузин сомнительны.Балида – возможно, город Балис в Сирии (?).] злой народ.

                        Аой!

                        Возвысил голос Балиган седой,

                        Клянется плотью Магомета он:

                        «Ума лишился, видно, Карл-король.

                        Коль рать его отважится на бой,

                        Заплатит нам за это он венцом».

 

 

 

CCXXXII

 

                        За десятью полками – новых десять.

                        Набрали в первый мерзких хананеев,

                        Далекого Валь-Фонта населенье.

                        В другои свели всех турок, персов – в третий,

                        В четвертый – орды диких печенегов,

                        А в пятый – и аваров и сольтернцев,

                        В шестой – армян и угличей свирепых.

                        В седьмом отряде – Самуила племя,

                        В восьмом с девятым – прусы и словенцы,

                        В десятом – люд из Оксианской степи,

                        Проклятый род, что в господа не верит.[147 - Хананеи – семиты, жившие в Малой Азии (известны из Библии).Печенеги – служили наемниками у византийских императоров, потому стали известны в эпоху крестовых походов.Авары – племя, в VI в. заселявшее земли по Дону и Каспийскому морю; в VII в. заняли территорию нынешней Венгрии, опустошая земли соседей, в начале IX в. были разбиты Карлом Великим и оттеснены им за Дунай и Тиссу.Сольтернцы. – Возможно, что это искажение слова, означающего «саранча» (?).Угличи – может быть, славянское племя угличей.Самуила племя. – Существует два маловероятных толкования: 1) прибалтийское племя, жители Самланда, то есть области вокруг нынешнего Калининграда; 2) болгары, названные так по имени (искаженному) их царя.Прусы (Bruise) – вызвали два толкования: 1) пруссы – прибалтийское племя, населявшее нынешнюю Пруссию; 2) жители Бруссы (в Малой Азии.Оксианская степь – может быть, местности по берегам Амударьи.]

                        Не видел мир отъявленней злодеев.

                        Их кожа, как железо, отвердела.

                        Им не нужны ни панцири, ни шлемы.

                        Жестоки и хитры они в сраженье.

                        Аой!

 

 

 

CCXXXIII

 

                        За десятью полками – десять новых.

                        Полк первый – исполинские мальпрозцы,

                        Второй – из гуннов, в третьем – венгров толпы.

                        В четвертом – люд Бальдизы отдаленной.

                        Полк пятый состоит из вальпенозцев,

                        Шестой – из эглей и бойцов Марозы,

                        Из ливов полк седьмой и атримонцев,

                        В трех остальных – аргойльцы и кларбонцы[148 - Мальпрозцы – неизвестны.Гунны. – О них, как и о венграх, в это время существовали лишь весьма смутные представления.Бальдиза, вальпенозцы (Валь-Пеноза – «Долина страданий»), эгли, Мароза – неизвестны.Ливы. – Допускают два толкования: 1) ливы – финское племя, жившее в нынешней Латвии (Лифляндии); 2) ляхи, то есть поляки.Атримонцы – неизвестное племя.Аргойльцы. – Допускают два толкования: 1) Древнее население Гаскони; 2) жители города Эргели (в древности – Гераклеи) в Малой Азии.Кларбонцы – неизвестны.]

                        И, наконец, бородачи вальфрондцы,

                        Народ, который ненавистен богу.

                        Полков там было тридцать ровным счетом.

                        Об этом нам «Деянья франков» молвят.

                        Под звуки труб арабы скачут гордо.

                        Аой!

 

 

 

CCXXXIV

 

                        Могуч эмир и храбростью известен.

                        Несут пред ним хоругвь с драконом в сечу,

                        И стяги Тервагана с Магометом,

                        И Аполленово изображенье.

                        Вокруг него гарцуют хананеи.

                        Их голоса разносятся далече:

                        «Кто от богов ждет помощи в сраженье,

                        Тот помолиться должен им смиренно».

                        Арабы устремляют взоры в землю,

                        Склоняют головы в блестящих шлемах.

                        Французы им кричат: «Готовьтесь к смерти.

                        Сегодня вам не избежать возмездья.

                        Храни, создатель, Карла от неверных

                        И ниспошли ему в бою победу».

                        Аой!

 

 

 

CCXXXV

 

                        Премудр и светел разумом эмир.

                        Он двум вождям и сыну говорит:

                        «Бароны, ваше место – впереди.

                        Вы поведете в бой мои полки,

                        Но я себе оставлю лучших три:

                        Армян отважных, турок удалых,

                        Мальпрозский полк, где каждый – исполин,

                        Да оксианский полк добавлю к ним.

                        Мы Карла и французов разгромим.

                        Коль с поля он посмеет не уйти,

                        То головы спесивцу не сносить.

                        Вполне он эту участь заслужил».

                        Аой!

 

 

 

CCXXXVI

 

                        Войска несметны, и полки прекрасны.

                        На ровном месте в бой они вступают.

                        Нет там ни гор, ни леса, ни оврага.

                        Насквозь друг друга видят обе рати.

                        Эмир кричит: «За мною, род проклятый![149 - Эмир кричит: «За мною, род проклятый!» – Характерная для эпического стиля наивность: Балиган называет своих бойцов обидной кличкой, данной им христианами.]

                        Все на коня и битву начинайте».

                        Несет Амбор из Олоферна[150 - Олоферн – Алеппо.] знамя,

                        Звучит «Пресьоз!» – военный клич арабов.

                        Французы отвечают: «Смерть поганым!»

                        – И «Монжуа!» в лицо бросают маврам.

                        Трубят все трубы в войске христианском,

                        Но Олифан все звуки заглушает.

                        Враги вопят: «Отважны люди Карла!

                        Бой предстоит нам долгий и ужасный».

 

 

 

CCXXXVII

 

                        Равнина широка, простор безмерен.

                        На шлемах золотых горят каменья.

                        Щиты и брони нестерпимо блещут,

                        Значки на древках копий гордо реют,

                        И трубы оглашают всю окрестность,

                        Но Олифан всех труб звончей и резче.

                        К эмиру призывают Канабея

                        – Он брат его и правит Флоредеей,

                        До Валь-Севре[151 - Флоредея, Валь-Севре – неизвестны.] он землями владеет.

                        На войско Карла брату кажет нехристь:

                        «Взгляните, сколько во французах спеси,

                        Как Карл на нас бросает взоры дерзко!

                        Ведет он полк бородачей в сраженье.

                        Их бороды торчат поверх доспехов.

                        Как свежий снег на льду, их кудри белы

                        Мечи у них остры, а копья метки.

                        Жестокая нас ожидает сеча.

                        Подобной ей не видел мир вовеки»

                        – От строя дальше Балиган отъехал,

                        Чем дальше долетит обструганная ветка,

                        К дружинам обратился с краткой речью:

                        «Я проложу вам путь – за мной, смелее!»

                        Затем эмир потряс копейным древком,

                        На Карла он направил наконечник.

                        Аой!

 

 

 

CCXXXVIII

 

                        Когда эмира Карл узнал в лицо,

                        Узрел дракона, ратный стяг его,

                        И множество языческих полков,

                        Покрывших всю равнину целиком,

                        Коль не считать тот луг, где встал король,

                        Французам крикнул в полный голос он:

                        «Бароны, нет средь вас плохих бойцов.

                        Вы все не раз со мной ходили в бой.

                        Пред вами – враг, чей нрав труслив и подл,

                        В чьей вере правды нету ни на грош.

                        Пусть мавров много – что нам до того?

                        Кто смел и в бога верует – за мной.»

                        Коня он тронул шпорой золотой.

                        Четыре раза прыгнул Тансандор.

                        Вся рать сказала: «Вот боец лихой!

                        Мы не покинем вас в бою, сеньер».

 

 

 

CCXXXIX

 

                        Сияет солнце, светел яркий день.

                        Прекрасны рати, и полков не счесть.

                        Передние ряды сошлись уже.

                        Граф Гинеман и рядом граф Рабель

                        Бросают повод, гонят вскачь коней.

                        Французы дружно мчатся им вослед,

                        Разят копьем, пускают в дело мечь.

                        Аой.

 

 

Поиск

Protected by Copyscape Duplicate Content Detector